Суббота, 22.07.2017, 13:40
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Поиск
Меню сайта
Вход на сайт
Псковское время
Псковская погода
Мобильная версия сайта
Перейти на мобильную версию сайта
Псков:
Псков: достопримечательности
Псков:
Карты Пскова
Карта Пскова
Псков:
Карты Псковской области
Карта Псковской области
Ждём вас в Пскове!
Обновленные статьи
  • Великий пост, меню в Великий пост, как правильно поститься
    прочитали 87855 раз
  • Известные люди Струго-Красненского района
    прочитали 3781 раз
  • Рецепты блюд на Пасху. Меню на Пасху. Пасхальные яйца
    прочитали 19131 раз
  • Автобус Санкт-Петербург-Псков
    прочитали 83689 раз
  • Базы отдыха, центры отдыха в Псковской области
    прочитали 19028 раз
  • Действующие монастыри Пскова и Псковской области
    прочитали 13145 раз
  • Женщины - военнослужащие
    прочитали 8918 раз
  • Псковско-Чудское озеро
    прочитали 6978 раз
  • Базы отдыха, санатории Псковской области
    прочитали 13860 раз
  • Мосты Пскова
    прочитали 9561 раз
  • Главная » Статьи » ПСКОВСКАЯ ОБЛАСТЬ » Псковская область

    Невель


    О Невеле, районном городе Псковской области

    Невель, древнейший город Псковской области, был основан,предположительно, в царствование Иоанна Грозного на границе между Московией и Речью Посполитой. Он несколько раз переходил из рук в руки и только в 1772 году, после первого раздела Польши, окончательно вошел в состав Российской империи вначале как уездный город Полоцкой губернии, а с 1802 года — Витебской.

    Исторически сложившийся центр города — это большая торговая Красная площадь, через которую проходит бывшее Николаевское, теперь Санкт-Петербургское шоссе. Впрочем, большую торговую площадь, называемую Красной, видел путешественник XVIII—XIX века. Ныне это площадь имени Карла Маркса, с обычной для нашего времени застройкой. Когда-то на площади располагались административные здания, торговые ряды, почта, провиантский магазин,архитектурными доминантами были католический костел, монастырские церкви и колокольни, с высоты которых открывался вид на изумительной красоты озеро. Здания в Невеле, как писал витебский этнограф и краевед А. Сементовский в 1864 году, несмотря на «скромность своих размеров и бедность архитектуры, много выигрывают от соседства с зеркальными водами роскошного Невельского озера

    НевельИ сегодня площадь сохраняет свое значение административного центра города, но здания, украшавшие ее, разрушены. Лицо города неузнаваемо изменилось, исчезло очарование старых церквей и колоколен, описанных путешественниками и запечатленных фотографами. Практически все памятники архитектуры XVIII—XIX веков, за исключением церкви Святой Троицы, были уничтожены в течение последних семидесяти лет.

    "Все пути в город ведут. Города — узлы, которыми связаны экономические и социальные процессы. В ландшафте города мыслящий человек найдет материальное выражение всей сложности культуры данного времени" - Это справедливо и по отношению к маленькому провинциальному Невелю.


    Многосложная городская культура складывалась в Невеле под воздействием различных влияний, характерных и для других западно русских городов. Белорусская, польская, еврейская и русская культуры причудливым образом пересекались на небольшом, локальном пространстве, сохраняя при этом свою автономность. В разные времена сосуществование этих культур было отмечено либо борьбой и столкновениями, либо мирным соседством и взаимопроникновением.

    В Невеле, как в Витебске и Полоцке, были представлены различные конфессии, что нашло свое отражение в архитектуре. В центре города располагались православная церковь, монастырь, костел и синагога

    Музей НевельБелорусское влияние отразилось главным образом в местном фольклоре и быте, в интонациях и говоре жителей. Н. И. Зорин, невельский краевед, записал в 1920-е годы любопытное и очень точное высказывание невелъчанки: «Когда мы едем на полночь (север) за Великие Луки, нас там называют белорусами, а когда едем на полдень (юг) за Невель, там над нами смеются, что мы наворачиваем трохи по-расейски».

    Польская культура складывалась в Невеле в те времена,когда он принадлежал Речи Посполитой.
    В 1623 году Невелю было пожаловано магдебургское право, по которому горожане освобождались от власти королевского воеводы и каштеляна (коменданта). Городу предоставлялся свой суд и собственное городское управление через назначаемого королем войта (судью) и при участии выборных от города бурмистров, райцев (советников) и лавников (заседателей), составлявших магистрат или ратушу. С 1678 по 1772 год польское владычество было в Невельских землях безраздельным, но после присоединения их к России началось постепенное вытеснение польской культуры и быта. В 1825 году высочайшим указом велено было к просьбам, которые до той поры писались по-польски, прилагать переводы на русский язык. В 1831 году было прекращено действие Статута литовского, дававшего городам бывших польских земель некоторую самостоятельность. В 1836 году в Витебской губернии было запрещено преподавание польского языка. В 1839 году произошло преобразование униатских* церквей в православные.
    (Униатская (греко-католическая) церковь была образована в 1596 году. Одним из фанатиков-униатов был архиепископ полоцкий Иосафат Кунцевич. Во всех городах его епархии православные храмы были закрыты Невельский священник Полянский за отказ принять унию был посажен в Невеле в тюрьму, но благодаря помощи своих прихожан, которые отказались повиноваться Кунцевичу, бежал. В 1623 году Кунцевич был убит в Витебске.)


    Ограничение свободы и ущемление прав поляков привели к восстанию, вспыхнувшему в Западной России в 1863 году. В Витебской губернии было объявлено военное положение. Очевидно, это была последняя вспышка активности поляков, после которой польской культуре на Невельщине уже не суждено было возродиться. Софья Ковалевская, выросшая в селе Палибино Невельского уезда, вспоминала: «Незадолго до нашего переезда вспыхнуло польское восстание, и так как наше имение лежало на самой границе Литвы и России,то отголосок этого восстания коснулся и нас. Большинство соседних помещиков, и преимущественно самые образованные и богатые, были поляки; многие из них оказались скомпрометированными; у некоторых имения были конфискованы; почти все обложены контрибуциями. Многие добровольно побросали свои усадьбы и уехали заграницу. В годы, следовавшие за польским восстанием, молодежи как-то совсем и не видно было в наших краях.<...> Оставались только дети да старики <...>, да разный пришлый люд чиновников и мелкопоместных дворян».

    К началу XX века поляки-католики составляли меньшинство населения города, но службы в костеле и каплицах еще совершались. Городской достопримечательностью было католическое кладбище с характерными, отличавшимися пышностью надгробиями. В наше время трудно обнаружить следы присутствия поляков на Невельщине: кладбища, каплицы, костел уничтожены, разве что в некоторых названиях — Стефаново, Баторино, Карулино — сохранились польские корни, приобретя русскую огласовку.

    К нашему времени угасла и еврейская культура, придававшая Невелю особенный колорит. Евреи начали переселяться в Невельские земли в середине XVII века. К концу XIX века еврейское население в Невеле и окрестностях было преобладающим и играло большую роль в торгово-промышленной жизни города. В хедере и талмуд-торе обучались дети, раввин разбирал жалобы и тяжбы, в синагогах совершались молебны, в праздник Хануки зажигались у всех еврейских домов свечи, и евреи танцевали на улицах взявшись за руки.


    Исчезновение еврейской культуры в городе, входившем в черту оседлости, — это результат бегства и гибели тысяч евреев в момент Катастрофы. Так евреи называют геноцид 40-х годов. Многие из них нашли свой последний приют в братских могилах Голубой дачи под Невелем. Еврейская община воздвигла над этими могилами два памятника — мужчинам и женщинам, расстрелянным на этом месте во время Великой Отечественной войны. Это простые гранитные камни с высеченными на них поминальными строками на иврите и русском языке. В Невеле не осталось еврейских школ и синагог, не слышна еврейская речь.
    Ныне утрачены и почти все памятники русской православной культуры.

    Двадцатый век изменил облик города, стер колоритные черты культурного смешения и многообразия, характерные для городов Западной России. Таков был неумолимый ход истории. В облике провинциального города и его внутренней жизни отражается то, что несет в себе та или иная историческая эпоха — и добро, и зло. Здесь, как нигде, видны жестокие последствия социальных сдвигов. В первую очередь это резкая разница между историческим и современным ландшафтами города. Невель поставлен историей на ту грань, когда уже почти невозможно говорить о его многовековой культуре,поскольку она не имеет материального выражения. Исторический облик города стал в полном смысле слова воспоминанием, не изменилась лишь топография. Так же, как при Иване Грозном или Стефане Батории, течет река Еменка, разве что она стала гораздо уже и утратила свою былую резвость, прежние очертания имеет Невельское озеро, на своих местах острова и мысы, органично вписанные в городской пейзаж.


    Остается единственный путь исследования истории города —обращение к историческим документам, статистике, описаниям и воспоминаниям, в которых оживает былое. Собранные под одной обложкой материалы о Невеле — это своеобразный памятник погибшей старине. Крупнейший витебский историк и краевед Алексей Парфенович Сапунов (1851—1924) собрал и предполагал издать материалы о Невеле, но книга не была издана, а рукопись утрачена.

    Исторический документ открывает и проговаривает то, что найдет себе место в коллективной исторической памяти горожан: и важнейшие события, повлиявшие на судьбу города, и милые сердцу каждого жителя подробности старого городского быта. «Ничего не боялся я столько <...>, как жить в городе без истории, преданий и памятников», — писал Аполлон Григорьев. Ожившая в памяти горожан старина окрашивает в другие тона типичные для русских провинциальных городов площадь Карла Маркса, улицу Либкнехта и парк имени Ленина.

    Добавляет какой-то новый оттенок к нашему представлению о старом Невеле и известный мемуарист, витебский чиновник Гавриил Добрынин (1752—1853): «В течение долголетней моей в Белоруссии службы узнал я из опыта, что в двух белорусских губерниях пять только городов: Могилев, Полоцк, Витебск, Невель и Велиж; прочие все — довольно похуже Рогачева <...>». Не вошли в сборник и материалы, относящиеся к средневековью: проезжие и указные грамоты, отписки воевод, челобитные и пр., опубликованные в недавнее время.

    Можно привести один из таких документов — указную грамоту 1511 года великого князя литовского и короля польского Сигизмунда I о пожаловании боярам полоцким Михаилу и Ивану Невельским двух служб путных людей в Кубличах взамен их вотчины (вероятно, невельских земель), отошедшей к Московии: «Били нам чолом бояре полоцкие Михаиле и Иван Невельские и просили в нас людей наших путных Полоцкого повета в Кубличах на имя Ивана Матфеева, Охрема, Ермола <...>. А поведали нам, што ж отчина их отошла в сторону великого князя московского, не маются, на чем поживити.<...> А мы им в том ласку нашу вчинили <.„>»".


    Для понимания этого документа нужно выяснить значение слова «путный». «Главная повинность путных слуг, — писал историк М. Любавский,— „путь" < ...> . Они ездили по разным поручениям великокняжеских наместников, державцев, старост и воевод
    Полоцкие бояре Иван и Михаил Невельские — предки знаменитого путешественника Г. И. Невельского. Так старинная грамота обнаруживает и подтверждает связь давно прошедшего с недавним прошлым.

    В современном городе почти не осталось признаков древности, лишь изредка встречаются на центральных улицах особнячки, беззаконно нарушающие регулярный геометрический ритм современной застройки. Архитектура в Невеле всегда была скромной, но разве в этом дело? Был сам старый город, особенный и неповторимый, был запоминающийся городской пейзаж, который о многом мог бы рассказать, но уже никогда не расскажет.

    Невель пережил целую эпоху человеческого варварства,варварства растратчиков, уничтожавших храмы, картины, иконы, книги — следы старой жизни, которая стремилась себя запечатлеть и, не беря в расчет подлые законы энтропии, верила в свое продолжение. Накопленная и запечатленная память — это и есть культура.

    Нашему времени предстоит написать еще не одну эпитафию растраченной красоте и погибшей городской культуре. Нам досталось плохое наследство, его надо приводить в порядок — с помощью музеев, где старая культура будет у себя дома, издания книг, восстановления памятников. Это, к сожалению, все, что мы можем сделать теперь, и сделать это необходимо, чтобы вернуть в свой нравственный мир чувство творца, строящего храм...

    Материал взят из книги  Л.М. Максимовской "Невельская старина" 


    Категория: Псковская область | Добавил: Псковичка (30.09.2009)
    Просмотров: 7668 | Комментарии: 6 | Теги: Невель псковская область, История Пскова, город Невель | Рейтинг: 4.1/8
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Хостинг от uCoz Галина Никитина © 2017
    Rambler's Top100 Яндекс.Метрика